August 17th, 2014

автопортрет

известный психолог о том, что сейчас российское ТВ делает с россиянами и как защититься

"Если говорить о людях, которым вы не можете просто нажать кнопку (телевизора. - М.О.), например, родители и так далее, то понятно, что так работает не всегда. Надо отдавать просто себе отчет, что люди подвергаются насилию. Эмоциональному насилию, информационному. Насилию, сделанному достаточно мастерски, массированно. И в этом месте очень важно, что у них состояние человека, который был эмоционально изнасилован. И надо делать на это скидку, надо это учитывать. Не надо на полном серьезе с ними это обсуждать, не надо на полном серьезе делать выводы, что они идиоты из-за того, что не могут сложить два и два. Люди уязвимые, человеческая психика уязвима. Ее можно изнасиловать так же, как можно изнасиловать человеческое тело. И все, что мы можем помочь близким это хотя бы, если возможно, чтобы они не погружались в это. То есть если это родители пожилые, то как-то позаботиться о том, что у них было другое содержание в жизни, не телевизорное. Лучше предложить сходить погулять с ними. Или попросить их погулять с внуком. Или сходить с ними в кино или музей. Только так. Ну и не делать выводов, потому что сейчас очень многие отношения рушатся…"

"- Как лучше поступить: пытаться переубедить или не вступать в дискуссию?
-Я приведу такую аналогию с ребенком. Ребенок у вас маленький, трехлетний или пятилетний и он вам закатывает истерику, например, потому что боится заходить в кабинет медсестры сдавать кровь из пальца. И вот он орет, рыдает, упирается. Потому что ему дико страшно, ему кажется, что это конец света. Что он никогда этого не перенесет. И вот он в этом состоянии. В этот момент что-то ему рассказывать про пользу сдачи анализов и про то, что…

КОРР.: – Он не слышит.

- Это бесполезно. В этот момент нужно его обнять, утешить, пожалеть. Пообещать все, что угодно. Дать конфету, чтобы отвлечь. А в этот же день можно вечером или когда идете из поликлиники, он уже не плачет, спокойно взять его на руки, когда он не орет и спокойно поговорить, что вообще анализы берут для того-то. Вот посмотри, уже зажило и так далее.

КОРР.: – Он поймет?

- Когда он в спокойном состоянии, поэтому я не говорю, что вообще нельзя об этом говорить, но когда ваша мама или кто-то только что выключил телевизор и у него квадратные глаза и она говорит какой ужас, эти бандеровцы распинают мальчиков и так далее. А когда та же мама, вы с ней погуляете в парке, и она будет в спокойном доступном состоянии, в этот момент можно сказать, вряд ли вот так распинают, а вся площадь взрослых людей спокойно смотрит. Ну чего-то маловероятно."

" - (...) Все-таки это измененное состояние сознания, это как бы не подлинный этот человек и надо дать время, чтобы это ушло. Это уйдет. Это не будет долго. Все мобилизационные истерики они длятся…

КОРР.: – А сколько это длится?

- По опыту предыдущих войн от 6 до 12 месяцев. Другой вопрос, что после этого наступает очень тяжелое состояние, потому что идет выброс безумный энергии. Идет концентрация мобилизации этой ненависти и потом это сменяется нервным истощением, депрессией. И ухудшением здоровья. Потому что, что сейчас происходит. Сейчас люди живут постоянно в ситуации стресса, который не находит никакого выхода. То есть они сидят несчастные пенсионеры у себя на дачах, их каждый день накручивают бессильной ненавистью. К карателям, которые истязают мирных жителей. А ты сидишь тут, это все никуда не денется, к сожалению. Это все потом обернется сердечно-сосудистыми заболеваниями, онкологическими и все прочим".

Полностью интервью Людмилы Петрановской радиостанции "Эхо Москвы" ТУТ