March 1st, 2015

автопортрет

памяти Бориса

1.Побывали с мужем сегодня на траурном шествии памяти Бориса Немцова. Народу было очень много. Примерно 40 минут ушло у нас на то, чтобы преодолеть расстояние в несколько десятков метров от выхода из метро до металлических рамок, где досматривали. Было не пробиться.
1

За рамками стояли люди со значками «Белый счётчик». Вот им я верю. Они насчитали, что нас было более 50 000.

2.Когда мы влились в колонну, то услышали редкие удары барабана. Вскоре мы обнаружили, что звуки издавал человек, обернутый в ярко-оранжевое покрывало. То ли буддист, то ли кришнаит. Этот звук – короткий удар в промозглом воздухе – удивительно точно передавал общее настроение.
2

3.Колонна то замирала, то медленно ползла. Было много российских флагов, небольших лаконичных плакатов. Портреты Немцова встречались крайне редко. В том месте, где я шла, я насчитала всего два – причем один из них на его книжке «Провинциал».
3

В какой-то момент перед нами прошел не кто иной как Платон Лебедев. Он вышел из колонны, зашел под нишу остановки и закурил. Дёрнулась за телефоном сфотографировать его, но остановила себя, вспомнив, зачем тут он.

4.На Большом Москворецком мосту колонна притормозила еще раз. Многие были с цветами. Они отделялись от колонны и шли к месту убийства. Оно было полностью огорожено, там дежурили люди с надписью «дружинник», которые принимали цветы и складывали из на бордюр и на землю. Несколько раз люди принимались скандировать «Путин, уходи!», «Нет войне!», «Свободу Савченко!», «Не забудем не простим!».
4

5.Дойдя до Малого Москворецкого моста, колонна начала рассеиваться – тут было окончание шествия. Мы засекли время: на то, чтобы преодолеть менее 2 км, у нас ушло почти три часа! Люди вели себя очень спокойно, сдержанно. Каждый мог найти, чем заняться в этот выходной день, но однако мы пришли сюда. Всех нас собрал в этот день Борис.

Так что протестное движение живо.
5 (2600x1463) (1280x720)